• Назарейцы первое объединение художников XIX века

    В художественном развитии Европы XIX века каждый новый этап обычно начинался с того, что какая-то группа художников объединялась, чтобы противопоставить себя «официальному» искусству и сообща искать новые возможности в искусстве.

    Общеизвестны примеры прерафаэлитов в Англии, импрессионистов во Франции, передвижников в России. Но впервые в XIX веке художники объединились в 1809 году, когда шесть молодых немецких и австрийских художников-романтиков, учившихся в Вене (Ф. Овербек, Ф. Пфорр, И. Зуттер и др.), недовольные академической системой образования, создали объединение «Союз святого Луки» в духе средневековых гильдий художников.

    Позднее в историю искусства это объединение вошло под названием «назарейцы» („Nazarener“). Протест назарейцев был подготовлен развитием романтизма. Именно немецкие деятели культуры были первыми его теоретиками.

    Двумя центральными образами назарейцев, как, впрочем, и вообще эстетики немецкого романтизма, были Рафаэль и Дюрер.

    В Рафаэле они видели создателя неповторимого, как бы « с неба сошедшего» идеала, а Альбрехт Дюрер олицетворял искреннее религиозное благочестие, в нем видели ясность, твердость, внутреннюю силу и глубину немецкого национального характера.

    Назарейцы считали необходимым сблизиться с этими мастерами по духу, перевоплотиться в них, в чем-то повторить их духовный и жизненный путь.

    В 1810 году Ф. Овербек и Ф. Пфорр переехали в Рим. Позднее к ним присоединились и другие художники-единомышленники. В Риме они обосновались в пустующем монастыре Сан-Исидоро дель Пинчо, упраздненном наполеоновской администрацией.

    За монашеские одеяния и длинные волосы, разделённые пробором посредине, члены братства получают по ассоциации с Христом из Назарета ироническое прозвище «назарейцы». Эта прическа известна и по «Автопортрету» (1500) Дюрера и была вновь введена в моду через 300 лет руководителем назарейцев Фридрихом Овербеком.

    Назарейцы жили в Риме по образцу средневековых братств и художественных артелей. Они вели совместное хозяйство, ежедневно встречались вместе для чтения Библии и диспутов.

    Правда, рисовали и писали картины они только у себя в кельях, так как считали, что художник должен изображать исключительно собственные чувства. Главным достоинством живописи назарейцы считали душевную чистоту и религиозность, полагая, что «только Библия сделала Рафаэля гением».

    Для достижения своих задач они пытались добиться синтеза немецкого и итальянского искусства.

    Назарейцы отказались от изучения строения человека по трупам, не работали с обнаженной женской натурой и, хотя они считали себя врагами академического классицизма, стиль и тематика назарейцев были сродни ему.

    Наибольшую известность принесли назарейцам фрески (1815-1818), выполненные на темы из жизни библейского Иосифа. в римском доме прусского посланника Бартольди (ныне эти фрески находятся в Берлинском национальном музее) и более поздние фрески на сюжеты из Данте, Ариосто и Т. Тассо на римской вилле Масини. На празднике по случаю завершения фресок в доме Бартольди присутствовал и будущий баварский король Людвиг I. Он был в восторге от искусства назарейцев и считал, что оно будет востребовано и на родине.

    В конце концов «бунтовщики» вернулись в Германию и разъехались по стране. Многие получили и заказы, и должности в различных академиях. Их искусство становилось всё более известным, но и более консервативным, оставаясь при этом внешне очень привлекательным.

    Лучшие традиции назарейской школы ещё долго сохранялись в европейской живописи. Они оказали во второй половине XIX века значительное воздействие на английских прерафаэлитов и представителей немецкого неоидеализма.

    Больше всего современники ценили живопись Иоганна Фридриха Овербека (Johann Friedrich Overbeck), с самого начала возглавившего назарейскую школу. Он был единственным из назарейцев, который до смерти оставался жить в Италии и писал, подражая Рафаэлю с прекрасной и благородной мечтой о духовно богатом и значимом искусстве.

    Родился Овербек в ганзейском городе Любеке 3 июля 1789 года. С детства увлёкся рисованием и рано испытал большое влияние романтизма.

    В 1806-1809 гг. учился в Венской академии художеств. Здесь юноша вступает в конфликт со сторонниками академического неоклассицизма, что привело к его исключению из академии.

    Всю свою дальнейшую жизнь Овербек связал с назарейским движением и был одним из самых выдающихся его представителей.

    Работавший в мягкой «итальянизирующей» манере Овербек считался у назарейцев новым воплощением Рафаэля.

    Одним из важнейших полотен художника и, пожалуй, «ключевым» для творчества назарейцев является картина «Италия и Германия» (1828, Новая Пинакотека, Мюнхен).

    Это аллегорическая картина, выразившая идею назарейцев об объединении в своём творчестве итальянского и немецкого начал. Художник изобразил Италию и Германию в виде двух сидящих прекрасных девушек – одна в лавровом венке с лицом рафаэлевской мадонны, другая в венке из скромных вьюнковых цветков с золотыми волосами в костюме дюреровской эпохи. Особенно выразителен мотив их переплетающихся рук.

    Другая известная картина художника из этой же галереи это «Портрет Кальдони ди Альбано» (1821).

    Модель - дочь винодела из Альбано. Её писали многие художники-назарейцы, так как лицо девушки воплощало их идеал женской красоты.

    Больше всего современники ценили религиозную живопись Овербека. В их глазах его имя было связано прежде всего с возрождением религиозной живописи, давно утерявшей былую эмоциональность и масштабность.

    Своего рода творческое кредо Овербека представляет его полотно «Триумф религии в искусствах» (1831-1840, Штеделевский институт, Франкфурт/Майн). Подобно рафаэлевской фреске «Диспут» композиция картины состоит из двух ярусов – небесного и земного. Пишущая мадонна в облаках символизирует поэзию, святой Лука – живопись, царь Давид с арфой – музыку. Внизу группа художников, среди которых Рафаэль, Леонардо, Фра Анжелико, Дюрер, Гольбейн и др. Нашлось место и для назарейцев, и самого Овербека.

    Картина пользовалась огромным успехом. Для русского наследника престола (будущего Александра III) его воспитатель В. А. Жуковский счел нужным сразу заказать художнику повторение этой картины, которое ныне хранится в Эрмитаже.

    Прославленный русский художник А. А. Иванов был хорошо знаком с Овербеком и часто обращался к нему за советами в процессе работы над своим шедевром «Явление Христа народу».

    Мастерская Овербека стала одной из достопримечательностей Рима. Его короткий приезд в Мюнхен в 1831 году сопровождался триумфальным шествием по улицам города.

    Умер Иоганн Фридрих Овербек в Риме 12 ноября 1869 года в возрасте 80 лет.

    Имя художника не забыто и ныне, а история возглавляемого им назарейского движения стала одной из самых привлекательных страниц истории немецкой и европейской живописи в целом.

    Свидетельство о публикации №209121300529

    а история возглавляемого им назарейского движениеЯ стала

    Кстати, Александр III спас Даля от гнева своего батюшки, арестовавшего его за книгу сказок, которая называлась так длинно и заковыристо, что я забыла, как, а Жуковский показал мальчику эту книгу, и Александр пошел к Николаю I с просьбой освободить Владимира Ивановича. Тот не смог отказать сыну и освободил Даля.