11. Я художник девятнадцатого века.

— Я художник девятнадцатого века, а новому веку нужны новые песни и едва ли я их могу пропеть! Хорошо, если я смог показать народу, что перечувствовал и чем жил в свой век, — сказал однажды Виктор Васнецов.

Такие чувства и настроения и подсказали, вероятно, художнику мысль об устройстве в последний год уходящего века первой своей персональной выставки.

Выставка 1899 года в Петербурге ясно раскрыла наиболее сильные стороны могучего таланта Васнецова. Она подчеркнула его связь с национальными основами русского искусства, подтвердила его пламенную любовь к родине, народу, его поэзии, сказкам и былинам.

Высокая оценка выставки Стасовым, пылкие его похвалы «Богатырям», декорациям к «Снегурочке» и другим произведениям художника подчеркнули бесспорную значимость искусства Васнецова в современной ему русской живописи.

Выставка завершила основной период творческого пути художника; определился объем его вклада в русское искусство.

Начало двадцатого века Васнецов встретил в расцвете творческих сил, с ясным сознанием значительности выполненной им для родного народа работы.

Кащей Бессмертный. 1917-1926

Заслуги Васнецова перед русским искусством получили глубокое признание со стороны лучших представителей национальной художественной культуры: Репина, Сурикова и других художников старшего поколения, а также молодых мастеров «Союза русских художников», собравшего в первые десятилетия нового века наиболее талантливых передовых мастеров московской живописной школы.

Высоко ценили Васнецова лучшие русские писатели, артисты, музыканты. Очень много дало художнику общение с выдающимися представителями передовой русской литературы — А. П. Чеховым и А. М. Горьким, начавшееся на грани веков — уходящего девятнадцатого и наступающего двадцатого. Оно приблизило его, очень застенчивого по натуре, «нелюдима», проводившего почти все время, особенно после Киева, в своей мастерской, к передовым настроениям эпохи, к дыханию надвигавшихся исторических событий.

Царевна Несмеяна. 1914-1926

— Душевная чуткость и проницательность Антона Павловича были поразительны, — говорил художник. — Я мало встречал таких людей. Антон Павлович во время наших встреч был уже смертельно болен и как врач понимал это. Мы, его окружающие, сознавали это и относились к нему с большой бережностью и заботой.

Художник познакомился с обоими писателями через Ф. И. Шаляпина и В. А. Гиляровского, одинаково восторженно относившихся к Васнецову и часто посещавших его в мастерской.

«Я только что воротился, — писал из Нижнего Новгорода Горький Чехову в октябре 1900 года, — из Москвы, где бегал целую неделю, наслаждаясь лицезрением всяческих диковин, вроде «Снегурочки» и Васнецова, «Смерти Грозного» и Шаляпина, Мамонтова Саввы. Для меня театр, Васнецов — дали ужасно много радости. Все больше я люблю и уважаю этого огромного поэта. Его Баян — грандиозная вещь. А сколько у него еще живых, красивых, мощных сюжетов для картин! Желаю ему бессмертия» 27.

Много впечатлений дала художнику совместная поездка с А. М. Горьким по Военно-Грузинской дороге.

Царевна-лягушка. 1918

— Интересен Кавказ. Хорошо, что я его, хотя, может быть, и поздно, увидал! Но все-таки милее и ближе мне мое северное звездное небо, мои вятские леса. В них мне легче дышится, — говорил художник.

Перед войной 1914 года Васнецов побывал в городах Верхнего Поволжья — Костроме, Ростове, Угличе, Ярославле, очень внимательно знакомился с их архитектурными памятниками, посетил места, где прошли его детские и юношеские годы.

Наиболее ярким произведением этого времени является «Баян». Эта картина завершает цикл «богатырских» работ художника. Волнующие слова о картине принадлежат И. Е. Репину, писавшему «Могучий богатырь живописи, Виктор Михайлович, как ты меня обрадовал. Без колебаний, крепко держишь ты веру в свое дело и мужественно побеждаешь. С великим наслаждением провел время перед твоей картиной «Баян». Какая глубина в лицах! Какая психология! Воскресшая жизнь седой старины»

До военных событий 1914 года Васнецов успел закончить картину «Песнь о Сальгаре», написанную на тему, взятую не из русского фольклора.

В первый период войны художник выполнял «на нужды фронта» много рисунков, открыток делал небольшие композиции, вроде «Один в поле воин!» которые экспонировались на тогдашних выставках Основные же силы были отданы созданию цикла картин «Поэма семи сказок».

— Если бы вы знали, — рассказывал Виктор Васнецов, — какие беседы вели мы с Алексеем Максимовичем — голова могла бы закружиться. С каким восторгом отнесся он к моему начинанию написать Поэму семи сказок» которая должна была включать семь сюжетов: «Спящую царевну», «Бабу-Ягу» «Царевну-лягушку», «Царевну Несмеяну», «Кащея Бессмертного», «Сивку-Бурку» и новый вариант «Ковра-самолета».

Исследователи творчества Васнецова располагают скудными сведениям, касающимися осуществления сказочного цикла. Фактически завершенный в годы воины и первые годы Советской власти он, очевидно, был задуман очень давно, за много лет до того, как художник рассказал о нем Горькому.

Бой Добрыни Никитича со Змием Горынычем. 1918

— Как-то, — говорил Виктор Васнецов, вспоминая прошлое, — я, рассказывая Алексею Максимовичу о «Ковре-самолете», заметил, что каждый из нас в своей жизни хоть разок побывал на «ковре-самолете», а он мне в ответ сказал: «Обязательно, Виктор Михайлович! Без «ковра-самолета» жить не стоит: он горизонты открывает, заставляет восторженней биться сердце. Смолоду не любил людей с вялым сердцем!»

Творческая фантазия художника была неисчерпаема. Ему не надо было напрягать художественное воображение для создания той или иной картины. Каждый образ был для него ясен и очевиден.

Выполняя сказочный цикл, Васнецов стремился не отступать от жизненной правдивости. Для многих персонажей художнику позировали члены его семьи и близкие ему люди: так, для одного из образов «Царевны Несмеяны» он взял черты внешности В. А. Котарбинского.

Много поэтической сказочности, которую художник почувствовал когда-то в лесах Абрамцева, передал он в «Бабе-Яге». Великолепно написана обстановка подземелья в «Кащее Бессмертном». Каждый предмет, каждая вещь этой обстановки словно написана с натуры, с экспонатов Исторического музея или Оружейной палаты.

С таким же изумительным знанием родной старины выполнен художником «Бой Добрыни Никитича со Змием Горынычем», «Бой Царевича со Змием» и «Царевна-лягушка». Эти произведения в настоящее время составляют основную экспозицию мемориального музея художника в Москве.

Музей этот создан в его доме в 3-м Троицком переулке, теперь носящем имя художника. В музее много рисунков, относящихся к времени пребывания Васнецова в Академии художеств, портреты, которые он писал в последний период жизни, ряд натурных этюдов, написанных художником в Новом Рябове, а также фотографии его друзей.

Ковер-самолет. 1919-1926

В последние годы жизни Виктор Васнецов особенно крепко дружил с М. В. Нестеровым. Художники писали друг с друга портреты.

Вечером 23 июля 1926 года на пути к себе в мастерскую Виктор Михайлович Васнецов неожиданно упал. Смерть наступила от паралича сердца.

Высокую оценку творческой деятельности В. М. Васнецова дали А. М. Горький, И. Е. Репин, Ф. И. Шаляпин и другие выдающиеся деятели русской культуры.

«. Если кто меня шевелил — учил самому важному в искусстве — творчеству, так это ты; да и не меня одного. Ты огромное впечатление производишь на всю русскую школу», — писал художнику И. Е. Репин 28.

Великаном русской живописи назвал Васнецова А. М. Горький, восхищенный личностью и творчеством художника.

Замечательные слова о своем земляке-северянине сказал Ф. И. Шаляпин: «Поразительно, каких людей рождают на сухом песке растущие еловые леса Вятки! Выходят из вятских лесов и появляются на удивление изнеженных столиц люди, как бы из самой этой древней скифской почвы выделанные. Массивные духом, крепкие телом, богатыри. Его витязи и богатыри, воскрешающие самую атмосферу древней Руси, вселяли в меня ощущение великой мощи и дикости — физической и духовной. Незабываемы на могучих конях эти суровые нахмуренные витязи. » 29

Спокойно и уверенно смотрят эти витязи на тысячи людей, ежедневно любующихся ими в Третьяковской галерее, и напоминают каждому о величии и могучей силе родного народа и о великом его сыне — замечательном русском художнике, гордости и славе русского национального искусства.

Виктор Васнецов своим талантом, своим вдохновенным трудом, своей страстной любовью к родине и народу заслужил полное право быть причисленным к лучшим представителям нашей национальной художественной культуры.